Под Андреевским флагом

Под Андреевским флагом
Все выпуски
Говорим о новом фильме, в основу которого легли реальные события ВОВ, связанные с действиями советских подводных лодок «Первый после Бога»

Презентация фильма состоялась в рамках Международного авиа-космического салона, который недавно завершился в Жуковском.


Время выхода в эфир: 20 октября 2005, 23:10
гости
Василий Чигинский
режиссер фильма «Первый после Бога»
Михаил Калатозов
президент фонда Калатозова
Ведущие:
Дмитрий Бурмистров, Ольга Орехова, Игорь Дыгало
8читать
О. ОРЕХОВА: Добрый вечер. Это программа, посвященная Военно-морскому флоту, меня зовут Ольга Орехова, и я приветствую помощника главкома ВМФ Игоря Дыгало.

 

И. ДЫГАЛО: Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА: И Дмитрия Бурмистрова, помощника помощника главкома ВМФ, на самом деле заместителя Игоря Дыгало.
[Гардемарины! Или как стать адмиралом / Сергей Вьюгин]
Гардемарины! Или как стать адмиралом / Сергей Вьюгин
О. ОРЕХОВА: Очередной наш заплыв, четверг, 23 часа 8 минут на наших часах, у микрофона Ольга Орехова...
Интервью

Д. БУРМИСТРОВ: Добрый вечер.

И. ДЫГАЛО: Свежий глоток морского воздуха вечером, как всегда, в четверг.

О. ОРЕХОВА: И у нас отличные новости. 3 ноября в прокат выходит новый отечественный фильм, он называется «Первый после Бога», и главный герой этого фильма — это командир подводной лодки. Естественно, что мы не могли пройти мимо этого события, и пригласили в гости продюсера фильма Михаила Калатозова. Тоже здравствуйте.

М. КАЛАТОЗОВ: Здравствуйте.

Д. БУРМИСТРОВ: Добрый вечер, Михаил.

И. ДЫГАЛО: Добрый вечер.

М. КАЛАТОЗОВ: Здравствуйте, здравствуйте.

О. ОРЕХОВА: Начнем, как всегда, с официальной информации. Новости Военно-морского флота. Слушаем.

НОВОСТИ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

Санкт-петербургское предприятие «Адмиралтейские верфи» выиграло тендер на строительство серии океанских спасательных судов для ВМФ России. Головной корабль будет заложен уже в декабре этого года. Данные суда спроектированы конструкторским бюро «Алмаз», они предназначены для спасения экипажей терпящих бедствие российских судов и самолетов, а также подводных лодок. Новые спасательные суда будут оснащены подводными аппаратами для оказания помощи субмаринам.

В Бенгальском заливе продолжается активная морская фаза первых в истории российско-индийских антитеррористических учений «Индро-2005». С российской стороны в учениях принимает участие отряд боевых кораблей Тихоокеанского флота в составе ракетного крейсера «Варяг», больших противолодочных кораблей «Адмирал Пантелеев» и «Адмирал Трибуц». От индийских ВМС в учениях будут участвовать эсминец «Мумбай», фрегаты «Ранджит» и «Радшпут», одна дизельная подводная лодка и морская авиация. В ходе учений отрабатываются задачи встречного морского боя между двумя тактическими группами. В каждой из них предусмотрено участие как российских, так и индийских кораблей. Будут также отрабатываться элементы противолодочной и противовоздушной обороны. За учениями наблюдает замначальника Главного штаба ВМФ России, контр-адмирал Владимир Пепеляев. Отрядом боевых кораблей Тихоокеанского флота командует вице-адмирал Сергей Авраменко. На учениях присутствует также министр обороны Индии Пранат Мукерджи.

Главнокомандующий морским флотом России адмирал Владимир Масорин прибыл на Северный флот вместе с группой адмиралов и офицеров Главного штаба ВМФ. Цель поездки — проверка организации боевой подготовки Северного флота. Главком ВМФ посетит главную базу Северного флота в городе Североморск, заслушает доклад командующего Северным флотом о состоянии боеготовности сил флота и организации процесса боевой учебы.

В Севастополе в штабе Черноморского флота России состоялось торжество по случаю вручения флоту высшей общественной награды — Ордена Золотая Звезда «За верность России». В церемонии награждения участвовали члены наградного комитета Ордена под руководством председателя комитета по делам ветеранов Государственной Думы Николая Ковалева, а также командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Татаринов, члены Военного совета Черноморского флота, моряки.

О. ОРЕХОВА: Олег Филимонов. Спасибо ему большое. Как вы слышали, не было здесь новости о том, что происходит сейчас в Баренцевом море, потому что ситуация там все время меняется, сейчас из новостей «Эха Москвы» мы слышали, что траулер «Электрон» уже в порту города Мурманска, ну и воспользуемся, как всегда, тем, что Игорь Дыгало в нашей студии. Узнаем у него, может быть, что-то новое расскажет.

И. ДЫГАЛО: Здесь также Дмитрий Бурмистров, и всю информацию вы услышите из первоисточника, поскольку мы ее отслеживали круглосуточно, можно сказать, не спали. Я должен, во-первых, разграничить зоны ответственности. Сегодня нами было сделано заявление, что Военно-морской флот успешно выполнил задачу военно-технического обеспечения в ситуации с «Электроном». Что подразумевается под военно-техническим обеспечением? Большой противолодочный корабль Северного флота «Адмирал Левченко» вышел из территориальных вод и сопровождал «Электрон» до точки, где сегодня в районе с 10 до 12 происходила передача двух норвежских инспекторов с борта «Электрона» на борт корабля береговой охраны Норвегии «Трамсе». Этот этап был выполнен. Также флот отвечал за обеспечение со стороны спасательных сил Северного флота. В точке передачи находился спасательный буксир Северного флота «Алтай». Задача также выполнена отлично, успешно. Обстановку со стороны Военно-морского флота можно оценить как обстановку, которая не взвинчивала никакого напряжения, соблюдались все меры безопасности, «Адмирал Левченко», большой противолодочный корабль был на постоянной связи с кораблем береговой охраны «Трамсе» во время всего перехода в зону передачи в российские территориальные воды. Сегодня «Трамсе» был допущен в российские территориальные воды и произошла передача двух норвежских инспекторов. На этом функции ВМФ были закончены, эти функции, повторю, это военно-техническое обеспечение всей операции.

О. ОРЕХОВА: А, может быть, все-таки на такой вопрос ответишь — больше всего сейчас всех волнует судьба капитана «Электрона» господина Еранцева.

И. ДЫГАЛО: Вот здесь я принципиально отвечать не буду, поскольку судьба капитана, судьба «Электрона» — это все во власти комитета по рыболовству. Это все как бы не наша зона ответственности. Флот выполняет боевую задачу в море, флот выполняет задачу безопасности в море. Задача «Адмирала Левченко» была предупредить пересечение территориальных вод, всегда военные корабли следят за этим, граница России.

О. ОРЕХОВА: А рыбу ловить — это не ваша задача.

И. ДЫГАЛО: Я думаю, о рыбе и о зонах, где ее можно ловить, мы еще поговорим в каких-то своих эфирах. Интересная тема, потому что функция как раз ВМФ и есть охрана рыболовства, я думаю, поговорим об этом.

Д. БУРМИСТРОВ: Обеспечение безопасности рыболовства.

И. ДЫГАЛО: Да-да.

О. ОРЕХОВА: К «Электрону», может быть, вернемся сегодня во второй части нашей программы, когда, как всегда, включим телефон для того, чтобы вы задавали ваши вопросы в прямом эфире всем, кто собрался сейчас в этой студии. А сейчас давайте к фильму «Первый после Бога». Здесь Михаил Калатозов и, кстати, какие у нас еще планы на этот час: постараемся дозвониться до режиссера фильма Василия Чигинского и актера, который сыграл главную роль, Дмитрия Орлова, и он сыграл капитана Маринина.

М. КАЛАТОЗОВ: Командира. Это гражданское слово — «капитан» — на военном судне.

И. ДЫГАЛО: Командира. Но слушатели могут прощать Ольге такие вещи, поскольку она сейчас, кстати, проходит полный курс подготовки по ВМФ, у нее есть зачетный лист, все, как офицерам.

М. КАЛАТОЗОВ: Только на Северном флоте, пожалуйста.

И. ДЫГАЛО: На Северном флоте? Ну, это рекомендация Михаила Калатозова, поскольку он до сих пор кашляет после Полярного, поскольку съемки происходили в очень холодное время.

О. ОРЕХОВА: Да, если позволите, я скажу несколько слов об этом фильме. Бюджет 3 миллиона 400 тысяч долларов. География съемок — Кольский полуостров, снимали в Мурманске и в Полярном, Санкт-Петербург. Сами съемки велись в Кронштадте и даже в Тбилиси вы тоже побывали. Полнометражный художественный фильм, военный боевик, так его позиционируют создатели. И выход в прокат 3 ноября этого года. Михаил, почему такая тема, почему вы взялись за тему флота, Великой Отечественной войны?

И. ДЫГАЛО: Почему мы тебя заинтересовали, Миш, объясни, пожалуйста.

М. КАЛАТОЗОВ: Во-первых, мне достаточно трудно отвечать на этот вопрос, потому что я сижу зажатый с двух сторон морскими офицерами.

О. ОРЕХОВА: И каждое слово они контролируют.

М. КАЛАТОЗОВ: Каждое слово они мое контролируют, я должен, так сказать, отвечать за слова.

И. ДЫГАЛО: Ну мы тебя считаем своим после такого длительного... Я помню, как я с тобой связывался, когда ты был в Полярном...

М. КАЛАТОЗОВ: Ну соленую воду я пил из двухсотметровой глубины.

И. ДЫГАЛО: Все, все. Кстати, Ольга тоже пила.

О. ОРЕХОВА: Уходите от темы.

М. КАЛАТОЗОВ: Кувалды не целовал.

И. ДЫГАЛО: У тебя все еще впереди.

М. КАЛАТОЗОВ: Все впереди, да. Почему такая тема? Потому что...

О. ОРЕХОВА: Я могу пояснить, с чем связан мой вопрос. Сейчас часто говорят о том, что все проекты, которые так или иначе имеют отношение, которые имеют составляющую патриотическую, говорят о том, что они поддерживаются сверху. Кто-то вам что-то советовал?

И. ДЫГАЛО: Ты получал транш?

М. КАЛАТОЗОВ: Я был недавно на одной премьере, и вышел продюсер, взял белый лист бумаги и начал по этой бумаге благодарить, начиная от администрации президента, заканчивая районным отделением МЧС, всех, кто ему помогал. Я сидел и думал: вот, парень, молодец. Я ему так завидовал. Вот если он заставил этих всех ребят на себя пахать действительно, то он молодец.

О. ОРЕХОВА: Ваша инициатива, да?

М. КАЛАТОЗОВ: Да, наша инициатива. Помогали нам, я бы так сказал, Федеральное агентство по культуре и кинематографии деньгами, помогал нам телеканал «Россия», они участвовали в проекте как сопродюсеры и на самом первом этапе вошли тоже туда деньгами.

И. ДЫГАЛО: У них право телепоказа, да?

М. КАЛАТОЗОВ: Да, они за право телепоказа, со стороны телеканала «Россия» два сопродюсера, это Сергей Шумаков и Сергей Фикс, спасибо им большое. Помогал нам Игорь Дыгало по мере своих возможностей.

И. ДЫГАЛО: Спасибо. Нервничал больше, наверное.

М. КАЛАТОЗОВ: И помогали нам в Мурманске огромное количество моряков, которые просто болели за то, чтобы мы сделали кино про подводников.

И. ДЫГАЛО: А Дмитрий Бурмистров уж сколько телеграмм настрочил.

М. КАЛАТОЗОВ: Прошу прощения, Дмитрий Бурмистров тоже нам помогал, конечно.

О. ОРЕХОВА: Все, кто вам помогал, они сейчас услышали слова благодарности из ваших уст. В основу сюжетной линии легли факты из биографии Маринеско, героя-подводника Великой Отечественной войны.

М. КАЛАТОЗОВ: Да, там есть факты из биографии Маринеско, но там есть факты из биографии Лунина, Фисуновича, Гаджиева.

И. БУРМИСТРОВ: То есть получился собирательный образ по сути дела.

М. КАЛАТОЗОВ: Собирательный это образ или нет, не знаю. Я сегодня как раз про это говорил, я немного против такого биографического кино, потому что тут есть какое-то панибратство по отношению к биографии того человека, которого уже нет в живых. Если бы был жив, то, может быть, а нет человека в живых, про него кино снимать... На самом деле это кино про командира подводной лодки.

И. ДЫГАЛО: Миш, я тебя перебью, а скажи, он не будет похож на фильм, где Филипенко снимался «Про возвращение забыть»? Я промо-ролики видел, но целиком фильма, к сожалению, еще не видел. Он не будет похож?

М. КАЛАТОЗОВ: Я не видел тоже этот фильм, поэтому я не могу сказать, похож или нет, не знаю, с чем сравнить.

И. ДЫГАЛО: Там был забавный случай. Там Филипенко заставили сниматься, не пропустили его на роль без одного условия, он должен был сниматься исключительно в пилотке, поскольку ему сказали, что он без пилотки, лысый похож на бандита, играл роль как бы Маринеско.

М. КАЛАТОЗОВ: А он играл роль Маринеско?

И. ДЫГАЛО: Да, этот фильм намекал на Маринеско, это было в те годы, когда еще не очень смело говорили о Маринеско.

О. ОРЕХОВА: Мы, кстати, совсем забыли про нашу викторину, а вопрос сегодняшней викторины связан именно с именем Маринеско. Друзья, разыгрываем пригласительные билеты на премьеру фильма «Первый после Бога», премьера состоится 1 ноября в кинотеатре «Октябрський». Прошу прощения у всех, кто не в Москве нас сейчас слушает, конечно, это приз для москвичей. Либо если готовы приехать с 1 ноября в Москву и посетить премьеру, тоже можете принять участие. В каком году Маринеско присвоено звание Героя Советского Союза?

И. ДЫГАЛО: Посмертно, да.

О. ОРЕХОВА: Да, посмертно.

М. КАЛАТОЗОВ: Это уже была подсказка.

О. ОРЕХОВА: Да, это была подсказка, Игорь. 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Пожалуйста, у нас есть пять комплектов на два лица, разыгрываем билеты на премьеру фильма. Я не знаю, вы говорите, что это собирательный образ.

Д. БУРМИСТРОВ: Это говорил я, что собирательный образ.

О. ОРЕХОВА: Да. Все-таки есть какие-то факты, которые взяты из биографии Маринеско, и там были очень интересные факты, и я просто тоже знакомилась с информацией, которая есть об этом фильме, например, история, когда Маринеско проводил время в ресторане в городе Турку...

М. КАЛАТОЗОВ: Даже не в ресторане, а в номере уже.

И. ДЫГАЛО: Ты имеешь в виду женщину эту?

М. КАЛАТОЗОВ: Да. Я вам скажу одну такую вещь. Да простят меня надводники, они все-таки немножко другие. Наверное, летчики и подводники, это две такие чуть-чуть обособленные касты в армии, они немножко другие, они вели себя по-другому немножко, жили немножко по-другому, они немножко всегда переступали через этот порог, за которым начинается запретная зона по уставу, и я думаю, что это еще одна причина, по которой они так привлекают к себе внимание. Вот там, в Полярном, хотя Маринеско — это же человек с Балтийского флота, а мы снимали в Мурманске на Северном флоте, и в Полярном 9 Героев Советского Союза.

И. ДЫГАЛО: Имеется в виду 9 подводников.

М. КАЛАТОЗОВ: Подводников 9 Героев Советского Союза. Про каждого из них куча легенд. Вот чего они творили. Я понимаю, что это все происходило в те годы, когда за гораздо меньшие провинности гражданские люди теряли свободу и жизнь, то становится достаточно странно это слушать.

О. ОРЕХОВА: Давайте тогда напомним. Просто мы говорим, мы понимаем, о чем мы говорим. Игорь, напомни этот случай, ты большой знаток биографии Маринеско.

И. ДЫГАЛО: На самом деле у Маринеско было множество случаев, и по возвращении в базу после боевого похода он забыл предупредить береговые посты о том, что он заходит, поднять флаг, и была угроза, что мы его обстреляем. У него была масса таких случаев.

О. ОРЕХОВА: Ну ты нам про случай со шведкой расскажи.

М. КАЛАТОЗОВ: Случай со шведкой, который все знают, есть замечательный случай. Он со своей командой прямо у пирса в лодке пил водку, в это время кто-то пришел и сказал, что его вызывают к начальству, и он понял, что единственное, где он может от этого всего спрятаться, это под водой. И он скомандовал срочное погружение, и лодка погрузилась прямо у пирса. Он допил водку со своей командой, потом всплыл, вылез из лодки и пошел к начальнику.

О. ОРЕХОВА: Мы про шведку ничего не узнаем сегодня? Это будет интрига?

И. ДЫГАЛО: А, может, оставим загадку?

О. ОРЕХОВА: Хорошо, давайте так.

И. ДЫГАЛО: Просто говоря, Александр Иванович Маринеско некоторое время отсутствовал по амурным делам.

О. ОРЕХОВА: После чего ему грозил военный трибунал.

И. ДЫГАЛО: После чего он утопил «Вильгельм Гуслав», «атака века» так называемая.

О. ОРЕХОВА: А у него выхода другого не было. Мне, кстати, когда я знакомилась с его биографией, запомнился такой случай. Когда он в Финляндии был, получил премиальные, купил там «Опель», и потом, когда пришлось перебазироваться в Лиепае, это уже наша территория, Латвия, он не хотел расставаться с «Опелем», укрепил его на верхней палубе своей подводной лодке...

М. КАЛАТОЗОВ: Его команда на руках перенесла этот «Опель» на лодку.

О. ОРЕХОВА: Да, и таким образом через Балтику на подводной лодке «Опель» пришел в Лиепаю.

И. ДЫГАЛО: Миш, а этот есть в фильме эпизод?

М. КАЛАТОЗОВ: Нет, этого нет.

И. ДЫГАЛО: Эх, а как сладко-то было бы, хорошо.

М. КАЛАТОЗОВ: Ребята, то, что там лодка двигается, это тоже большая заслуга. Если хотите, поговорим об этом тоже, несмотря на то, что я сижу между вами, как зажатый, я про это тоже могу рассказать.

И. ДЫГАЛО: Я хочу, во-первых, вот такой вот реверанс, сказать, очень своевременное обращение к теме Маринеско, поскольку я сейчас наблюдаю множество различных пасквильных материалов в прессе, в том числе в зарубежной, где оспаривается вот эта «атака века», свидетели находятся, и это не называется «атакой века», и говорится о том, что там были беженцы. Но здесь, вообще-то, я помню истории, когда и подвиг Александра Матросова оспаривался. Поэтому это большое дело — снова укрепить авторитет Маринеско в нашей истории.

Д. БУРМИСТРОВ: Если учесть, что он был в списке врагов Гитлера под номером 27.

И. ДЫГАЛО: И это тоже оспаривается.

О. ОРЕХОВА: Личных врагов Гитлера.

М. КАЛАТОЗОВ: Тут есть одна простая вещь. Мы же большие мастера с расстояния недосягаемости, а столько лет прошло, оценивать чужие поступки. Хорошо бы вспомнить, что даже простой турист-немец в начале 60-х, приезжая сюда, был для нас для всех фашистом. Как Маринеско мог определить на «Гуславе» количество беженцев, военных, разделить, посчитать? В перископ, что ли?

И. ДЫГАЛО: Миш, а вот ты представляешь. А вот года два назад ты бы, наверное, тоже не представлял. Но ты побывал на подводной лодке, ты теперь представляешь, как можно определить, кто там находится.

М. КАЛАТОЗОВ: Я даже целился в штаб Кольской флотилии.

Д. БУРМИСТРОВ: Зачем ты это говоришь, зачем?

М. КАЛАТОЗОВ: Перископ на него наводил.

О. ОРЕХОВА: Мы только что дозвонились до Василия Чигинского, говорю это всем нашим слушателям, гостям и соведущим своим, Василий Чигинский с нами на связи, режиссер фильма «Первый после Бога». Василий, добрый вечер.

В. ЧИГИНСКИЙ: Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА: Это «Эхо Москвы», Василий.

М. КАЛАТОЗОВ: Здравствуй, Вася.

В. ЧИГИНСКИЙ: Здравствуй, Миша.

О. ОРЕХОВА: Поздравляем вас с проделанной работой. Василий, такой вопрос. Когда говоришь с моряками, они отмечают, что роль командира подводной лодки — это особенная роль. Видимо, речь идет о колоссальной психологической нагрузке, колоссальной ответственности, которая ложится на эту фигуру. Как вы прочувствовали всю значимость этой фигуры, каким образом вы сумели это до зрителя донести?

В. ЧИГИНСКИЙ: Дело в том, что на самом деле я был очень удивлен, когда я познакомился с реальными командирами подводных лодок, то есть для всех это был такой культурный шок, потому что я действительно представлял себе каких-то суровых, замкнутых людей, которые должны на себе нести отпечаток вот всей этой массы ответственности, а на самом деле все совершенно по-другому. Люди очень открытые, очень эмоциональные, веселые, и никогда не скажешь, что это просто реальный командир подводной лодки. Это, в частности, были наши консультанты, которые нам помогали, это и Сергей Кузнецов, и Олег Адамов, удивительные люди. И на самом деле пришлось вносить какие-то коррективы и изменять что-то в образе нашего героя, то есть делать его более живым, более таким человечным, потому что вначале все-таки он виделся такой монолитной фигурой.

И. ДЫГАЛО: Василий, я могу со своей точки зрения сказать. Я знаю, как группа работала в Полярном, я там жил и там служил тоже, я хочу сказать, что вам удалось передать характер командира дизельной подводной лодки. Удалось. Я даже это наблюдаю по тем, грубо говоря, кабацким сценам, которые я видел в промо-ролике, это очень правильно и очень хорошо, образ людей, которые рискуют жизнью, и на берегу они от всего этого отвлекаются, а все-таки Балтийский флот потерял 47 подводных лодок, 38 погибли в море, а вообще погибла 1 тысяча 447 подводников на Балтийском флоте. Естественно, что, оказавшись на берегу, они вели себя, забыв об этом риске, и это очень правильно подмечено, и Дмитрий Орлов...

М. КАЛАТОЗОВ: Вася это хорошо знает, потому что он выпил почти с каждым из них в отдельности.

И. ДЫГАЛО: То есть военно-морской чистый продукт, после которого не болит голова. У тебя не болела голова, Вася?

В. ЧИГИНСКИЙ: Нет, нет. А как без этого?

М. КАЛАТОЗОВ: Голова крепкая просто.

О. ОРЕХОВА: Василий, спасибо большое, рады были слышать. Еще раз поздравляем с тем, что работа сделана. И мы сейчас будем дозваниваться в Киев до Дмитрия Орлова, он сейчас находится в Киеве, там идут съемки, очередная работа Дмитрия.

И. ДЫГАЛО: Я думаю, после Полярного ему ничего не страшно уже, где сниматься.

Д. БУРМИСТРОВ: Я думаю, ему задам вопрос, как подводник подводнику.

О. ОРЕХОВА: Да, и я напомню, что Дмитрий Орлов сыграл главную роль в этом фильме.

М. КАЛАТОЗОВ: Александра Маринина.

О. ОРЕХОВА: Командира.

М. КАЛАТОЗОВ: Александра Маринина, командира подводной лодки С-113.

И. ДЫГАЛО: А, кстати, мы не объяснили, почему фильм называется «Первый после Бога». Потому что для экипажа — это именно командир.

М. КАЛАТОЗОВ: Дело в том, что мы такое амбициозное название дали фильму, это не наши амбиции и вообще не амбиции, потому что в море после Бога первый человек — это командир. Он действительно первый после Бога, потому что Бог может решить проблему бытия и командир. Больше никто.

О. ОРЕХОВА: Мы говорим много о роли командира, роли флота, Великой Отечественной войне. А хочется поговорим и о том, что интересно обывателю, который просто приходит в кино за зрелищем. Это зрелищный фильм? Вы прибегали к помощи спецэффектов?

М. КАЛАТОЗОВ: Да. Это будет на редкость красивый фильм. Его снимал оператор Арчил Ахвледиани. Там будут замечательные сцены, во-первых, морские, замечательная природа. Из-за чего мы оказались в Мурманске — это суровая красота, которая там нас просто заворожила.

И. ДЫГАЛО: Декорации не нужно.

М. КАЛАТОЗОВ: Да. Мне многие говорили, что мы сумасшедшие. Рядом со мной все время стоял Андрей Бондаренко, мой сопродюсер, который человек в кино новый, поэтому в этом смысле больше доверялся мне, но тем не менее он абсолютно мужественно и стойко это вынес. Нам все говорили, вы сумасшедшие, зачем вам надо это делать, зачем ехать в Мурманск? Постройте декорацию, повесьте хромокей, снимайте себе кино. Не было бы чего-то в этом кино, если бы мы делали так. Не было бы какого-то запаха, я не знаю.

И. ДЫГАЛО: Запаха моря.

О. ОРЕХОВА: Хотелось, чтобы все было по-настоящему.

М. КАЛАТОЗОВ: Да. Поэтому пришлось ехать туда.

О. ОРЕХОВА: Дмитрий Орлов уже на связи с нами. Добрый вечер, Дмитрий.

Д. ОРЛОВ: Здравствуйте.

О. ОРЕХОВА: Мы знаем, что вы буквально со съемочной площадки.

Д. ОРЛОВ: Да, по-настоящему со съемочной площадки.

О. ОРЕХОВА: Расскажите, сейчас над чем работаете, где снимаетесь?

Д. ОРЛОВ: Я в Киеве, здесь ночь, красивая осень, это такой большой восьмисерийный телевизионный проект. Как положено в кино, в Киеве мы снимаем Москву, я играю адвоката по имени Дмитрий Орлов. Сейчас мы снимаем погоню на лошадях.

М. КАЛАТОЗОВ: Подожди, ты что, профессию сменил, что ли?

И. ДЫГАЛО: От командира к адвокату?

Д. ОРЛОВ: Знаете, ничего по большому счету ничего для меня не изменилось, потому что сейчас идет пятнадцатый час смены, и я замерз, голодный, хочу спать.

О. ОРЕХОВА: Сейчас отпустим.

М. КАЛАТОЗОВ: Как нога?

Д. ОРЛОВ: Замечательно. Лучше уже. Я даже могу самостоятельно ходить.

И. ДЫГАЛО: Дмитрий, уже все должно было замерзнуть еще там, на севере, уже ничего не должно тебя беспокоить после этого.

Д. БУРМИСТРОВ: Северный наркоз.

Д. ОРЛОВ: Ну да, вообще Мурманск — я слышал часть разговора — и, возможно, мы артисты действительно пропитались там всем этим холодом, суровостью, природой, и я действительно согласен с Михаилом Калатозовым.

И. ДЫГАЛО: Дмитрий, скажи мне, что ты чувствовал, когда стоял на мостике в лодке? Вот это ощущение.

М. КАЛАТОЗОВ: Мороз до костей.

И. ДЫГАЛО: Кроме мороза, кроме мороза.

Д. БУРМИСТРОВ: А лучше, наверное, начать, как он пришел к тому, что стал командиром подводной лодки.

Д. ОРЛОВ: Знаете, в смысле подводной лодки было замечательно, потому что был наш этот бутафорский мостик, командирский, капитанский, приделанный к этой настоящей лодке в Вологде, на котором стоял я и пытался как-то командовать. И рядом со мной был настоящий капитанский мостик этой лодки, на которой стоял командир Кузнецов, который руководил лодкой, и мне, в общем, собственно говоря, было довольно просто стать командиром.

И. ДЫГАЛО: Ты быстро командовать научился.

М. КАЛАТОЗОВ: Надо сказать одну вещь. Дима в точности не мог повторять все, что говорит Кузнецов, потому что из десяти слов девять с половиной нецензурные.

Д. ОРЛОВ: Нет, дело даже не в том, что они нецензурные. Это действительно такие люди, которые могут своей речью и собой двигать материю, потому что лодка — это огромная железка...

И. ДЫГАЛО: Они этими словами заговаривают море, да?

Д. ОРЛОВ: Ну, они не заговаривают море, они как бы сами являются такими некими божествами, потому что, понимаете, в консервной банке опуститься на несколько десятков метров под воду и плыть куда-то, чтобы что-то разрушить, это как бы особая психология.

Д. БУРМИСТРОВ: Дим, прерву немножко, все-таки подводная лодка, подводники считают, что это живой организм, это не жестянка, я прошу прощения.

И. ДЫГАЛО: А это подводник, Дим, не удивляйся. Я противолодочник, а Дмитрий Бурмистров подводник, поэтому его все задевает.

Д. ОРЛОВ: Я понимаю, что на самом деле очень много там романтики, но на самом деле это такое весьма жестокое существование, и мы-то, участники проекта, познакомились с настоящей историей подводного флота времен Великой Отечественной войны, и, конечно, это был ужас, все эти минные поля, выживаемость была очень низкая, это какой-то даже запредельный и нечеловеческий героизм, и какая-то отвага. Так что романтики я там не увидел. Это тяжелый труд, постоянный страх и огромная ответственность быть командиром этого проекта, которые называется «поехать и убить всех фашистов».

О. ОРЕХОВА: Дим, скажите, пожалуйста, я знаю, что сейчас ведется работа над тем, чтобы вывести фильм в международный прокат.

Д. ОРЛОВ: Я не в курсе. Это приятная для меня информация.

О. ОРЕХОВА: Не в курсе? А мой вопрос был связан именно с этим, я хотела узнать, есть ли у вас какие-то ожидания? Представляете, пойдут предложения от иностранных киностудий. С кем, кстати, из современных режиссеров вам хотелось бы поработать?

Д. ОРЛОВ: Знаете, что русскоязычная аудитория на планете Земля огромная? Это порядка более двухсот миллионов человек, и это люди, которые говорят на том же языке, на котором говорю я, которые в детстве смотрели мультфильмы, которые смотрел я, и мне бы хотелось найти отклик в их сердцах, чем каких-то американцев.

И. ДЫГАЛО: Дмитрий, флот ни в коем случае не простит вам, если вы будете играть роль авианосца американского, скажем, или какой-то иностранной подводной лодки. Вы теперь все, вы попали, Дмитрий, к нам на флот.

О. ОРЕХОВА: Дим, спасибо большое, хорошей работы в новом проекте.

Д. ОРЛОВ: Да, спасибо вам, удачи и приятно провести время.

М. КАЛАТОЗОВ: Пока, Димка.

Д. ОРЛОВ: Спасибо.

О. ОРЕХОВА: Дмитрий Орлов, исполнитель главной роли в фильме «Первый после Бога».

И. ДЫГАЛО: Вот у меня один интересный вопрос к Михаилу. Миш, мы с того дня, когда посмотрели промо-ролик, очень часто употребляем слова Гомиашвили, который там чудесно играет НКВДэшника: «А, может, его к вам, на подводную лодку?», она настолько красиво сказана, вообще, роль изумительно сыграна, что ты можешь сказать об этом артисте?

М. КАЛАТОЗОВ: Это замечательный артист. Это сын известного артиста Арчила Гомиашвили. Он театральный актер, он в кино много снимается. Это происходило, в основном, в Грузии. Вот сейчас он снялся у нас. Я надеюсь, что он приедет на премьеру и будет здесь. Он действительно очень хороший актер. Правда, вот он еле-еле переносил местный климат, холод, он еле двигался уже.

О. ОРЕХОВА: Вот расскажите, съемки съемками, но было же время свободное, было время, когда можно было отдохнуть и придти в себя. Где, в каких условиях жила съемочная группа?

М. КАЛАТОЗОВ: Какое свободное время?

О. ОРЕХОВА: Ну спали же вы где-то, отдыхали?

М. КАЛАТОЗОВ: Мы спали в гостинице, но, понимаете, в чем дело, там происходила такая странная вещь — доезжая до гостиницы, единственное, что можно было сделать, это рухнуть. Потому что завтра утром, все знали, что надо встать самое позднее в 7 часов утра, добираться до съемочной площадки, и молодая часть нашего населения, группу я имею в виду, конечно, находила в себе силы для того, чтобы гулять. Самое интересное, что мне сказали, что наш супервайзер спецэффектов вообще ухитрился жениться в Мурманске. И 28-го у нас премьера в Мурманске. 29-го у него там свадьба.

И. ДЫГАЛО: Мы его поздравляем.

М. КАЛАТОЗОВ: Так что, видите, до какой степени мы там...

И. ДЫГАЛО: Породнились с севером. А тебя не беспокоили по ночам бакланы, которые там кричат, или такой сон крепкий был...

М. КАЛАТОЗОВ: Знаешь, я так привык к этому крику.

О. ОРЕХОВА: Я сейчас взглянула на пейджер, у нас очень много правильных ответов, но и призов у нас тоже не мало. Пять комплектов билетов на премьеру мы разыгрываем.

М. КАЛАТОЗОВ: Ну а если очень много, можем добавить чуь-чуть.

О. ОРЕХОВА: Ну давайте. Сколько сверху?

М. КАЛАТОЗОВ: Давайте еще пять добавим.

О. ОРЕХОВА: Десять победителей у нас будет.

И. ДЫГАЛО: Михаил Калатозов добрый сегодня.

О. ОРЕХОВА: Тогда, друзья, продолжаем. 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Пока не говорим правильный ответ, сами присылайте его на наш пейджер. В каком году Маринеско присвоено звание Героя Советского Союза? Скорее всего, много было курьезных случаев. Может быть, что-то вспомните, что особенно запомнилось?

И. ДЫГАЛО: Слушай, а зачем Чигинский аппаратуру-то бросал в море?

М. КАЛАТОЗОВ: Да не аппаратуру он бросал, а рацию один раз бросил. Мы на Вологде построили нос подводной лодки, теперь же уже нету таких подводных лодок.

Д. БУРМИСТРОВ: Насколько я помню, 17 тонн металла было израсходовано.

М. КАЛАТОЗОВ: 17 тонн металла ушло на эту декорацию. Когда сегодня Дима сказал «бутафорский наш мостик», ничего себе, 17 тонн. Строили нашу лодку в плавмастерских Кольской флотилии. Они ее построили, покрасили, и в день, когда эта лодка должна была выйти в море, приехал человек, сказал «она никуда не пойдет». Почему?

О. ОРЕХОВА: Имя человека называть не будете?

М. КАЛАТОЗОВ: Да зачем. «Она может утонуть». Как это «может утонуть»? «Я, — говорит, — вообще не знаю, что это такое». Это у него под окнами строилось в течение двух с половиной месяцев. Не пойдет. Все.

И. ДЫГАЛО: Это же бешеные деньги.

М. КАЛАТОЗОВ: Это бешеные деньги. Кроме того, 85 человек группа, там актеры, у которых расписан каждый день. Все пытается выскользнуть, как кусок мыла.

Д. БУРМИСТРОВ: Миш, можно я вступлюсь немножко за этого человека. Почему вступлюсь, потому что в принципе 17 тонн на борту, на одной части борта...

М. КАЛАТОЗОВ: Из этой части борта извлекли 32 тонны боеприпасов.

И. ДЫГАЛО: Нет, я хочу сказать, что контроль за тем, что будет в перспективе, должен вестись на протяжении всего строительства. Зачем строить, а потом давать оценку?

М. КАЛАТОЗОВ: Конечно. Так поэтому им и дали строить. Не мы же строили. Плавмастерские, Кольская флотилия, строили.

И. ДЫГАЛО: Там должен был быть расчет заранее, можно ли выпускать в море.

М. КАЛАТОЗОВ: Он был.

И. ДЫГАЛО: С проекта? Вначале же был проект, правильно?

М. КАЛАТОЗОВ: Конечно, конечно. Но дело не в этом. Вот брутальные две буквы: и.о. — исполняющий обязанности командующего Кольской флотилией. Вот из-за этих двух букв все и произошло. Нет, вы можете вступаться за них, хотите, заступайтесь, хотите, нет, я же человек посторонний, я то, что видел, то и говорю. Есть одна вещь. Не будет лихих командиров, если ими не управляют лихие люди. Понимаете? Я видел людей замечательных там. Я там с Алексеем Бурильчевым познакомился, человек, который в течение шести месяцев каждый день со мной общался. Я от постороннего человека узнал, что он Герой России.

И. ДЫГАЛО: А начальник тыла до сих пор вас помнит, Баглаев.

М. КАЛАТОЗОВ: Да и я его помню замечательно, потому что замечательный человек, потому что он помогал всем, чем мог, абсолютно. Если бы не было Бурильчева, не было бы Баглаева, не было бы Адамова, большого командира, последнего командира, кстати, К-19, человек, который привел эту лодку на место постоянной стоянки. Если бы не было Герасименко, подводника, у которого 28 автономок.

И. ДЫГАЛО: Это багаж солидный.

М. КАЛАТОЗОВ: Это же люди, которые ж тоже Военно-морской флот представляют. Так что нечего защищать от меня вот этого и.о. Кольской флотилии. Лично для меня он так и останется всегда и.о.

И. ДЫГАЛО: Дмитрий говорит просто как подводник по поводу 17 тонн.

М. КАЛАТОЗОВ: Он — надводник, и.о. командующего Кольской флотилии. Он — надводник.

О. ОРЕХОВА: Это мы все говорим о фильме «Первый после Бога», который стартует в прокате 3 ноября. И у нас есть победители, они увидят фильм раньше, чем все, они пойдут на премьеру 1 октября в кинотеатре «Октябрьский». Все, мы вычислили этих людей. Анна, 396, Семен, 8903-627, Ольга, 688, Антон, 196, Алексей, 303, Дмитрий, 671, Ольга, 473, Наталья, 514, Борис, 104 и Александр, 440.

И. ДЫГАЛО: Александр не из Петербурга, который нам постоянно звонит?

О. ОРЕХОВА: Тут нет, номера все московские.

Д. БУРМИСТРОВ: Все-таки не решились приезжать из других городов.

О. ОРЕХОВА: Ответ. Это 1990 год, 5 мая, было присвоено звание Героя Советского Союза Александру Маринеско. Спасибо всем, кто с нами играл. А сейчас включаем телефон, 203-19-22, такая у нас существует традиция, морская наша традиция. Вопросы в прямом эфире. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Алексей, Москва. Я бы хотел господину Дыгайло задать вопрос о работе пресс-службы. Знаете, возьму на себя такую смелость спросить от лица людей, интересующихся историей морской и вооруженных сил наших, потому что вопрос простой очень. Мы имеем колоссальный объем информации от американских военных, официальных пресс-служб, в частности, интересует опять же фотоинформация, американскую мы имеем вплоть до 4-5 тысяч точек, это достаточно, чтобы не просто плакат печатать, а фотографию, не отличимую от обычной фотографии...

И. ДЫГАЛО: Уточните вопрос, о чем вы говорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне обидно за нашу историю. Мы когда в Интернете будем иметь для моделистов и для интересующихся историей высококачественную, если не по объему сравнимую, то по качеству хотя бы информацию?

О. ОРЕХОВА: Да, спасибо.

И. ДЫГАЛО: Алексей, вы знаете, мы будем ее иметь, когда это все будет профинансировано, поскольку это очень дорогостоящие вещи, как иметь проект. Есть сейчас сайт министерства обороны, где есть страничка Военно-морского флота. Конечно, это все необходимо развивать. Вы же видите, первым делом нам надо было научиться тратить деньги на боевую подготовку, на то, чтобы люди жили лучше. Естественно, что все это будет, все это стоит денег, и эти деньги, естественно, будут, и будут такие сайты, и мы бы с удовольствием давным-давно открыли сайт пресс-службы ВМФ, и это уже прорабатывается, принято уже соответствующее решение, будет профинансировано, и все будет.

О. ОРЕХОВА: Все будет. Добрый вечер, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил меня зовут. У меня к Дыгало вопрос. Скажите, пожалуйста, не как военный моряк, а как человек. Вы на стороне капитана «Электрона»?

И. ДЫГАЛО: Михаил, у нас сегодня разговор «Первый после Бога». Я не берусь оценивать действия командира «Электрона», но все судно выполняло его команды. Флот вне политики и вне различных разбирательств по этому вопросу. Я не могу комментировать и оценивать действия командира, поскольку я лицо официальное.

М. КАЛАТОЗОВ: Я так думаю, что он на стороне капитана все-таки.

О. ОРЕХОВА: А теперь про себя, Михаил.

М. КАЛАТОЗОВ: Я на стороне капитана, конечно.

О. ОРЕХОВА: 203-19-22. Мы не спрашиваем вас, на чьей вы стороне, мы просто предлагаем вам задавать вопросы тем, кто сейчас собрался в студии.

И. ДЫГАЛО: Я вынужден добавить. Все-таки Военно-морской флот не вправе давать оценки.

О. ОРЕХОВА: Согласна, вопрос некорректный.

И. ДЫГАЛО: Мы здесь лишены эмоций. Вот Михаил, у него развязаны руки.

Д. БУРМИСТРОВ: Тем более у капитана было свое руководство, которое было постоянно с ним на связи.

И. ДЫГАЛО: Да. Если бы это был командир военного корабля, можно было бы что-то сказать, а здесь я еще не знаю, что он нарушил и как.

М. КАЛАТОЗОВ: Если бы был командир военного корабля, вы бы сказали еще меньше слов.

И. ДЫГАЛО: Вот как. Просто провокатор какой-то, создатель фильма «Первый после Бога».

О. ОРЕХОВА: Добрый вечер, алло.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Анна. Спасибо за пригласительные билеты.

О. ОРЕХОВА: Пожалуйста, Аня.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я хотела спросить, связано ли создание этого фильма с успехом «72 метров»? И если этот проект будет коммерчески успешен, последует ли какое-то продолжение?

О. ОРЕХОВА: Спасибо вам.

М. КАЛАТОЗОВ: Во-первых, фильмы все-таки по разное время. «72 метра» это история более печальная. Наша история более славная. То есть период времени. Это раз. Во-вторых, если коммерчески будет успешным проект, я не знаю, думаю, некоторое время я лично сценарии со словами «подводная лодка» читать не буду.

О. ОРЕХОВА: Наелись немного.

М. КАЛАТОЗОВ: Надо отойти, да.

И. ДЫГАЛО: Михаил, ты не сказал о самом главном, что в фильме фактически в центр повествования впервые не ставится катастрофа отдельно взятой подводной лодки, ее гибель. Это чистый героизм.

Д. БУРМИСТРОВ: И ставится в первую очередь жизнь всего народа и всех военных моряков в годы Великой Отечественной войны.

М. КАЛАТОЗОВ: Знаете, я даже так скажу, это кино не столько про войну, хотя там есть война, там есть морской бой...

О. ОРЕХОВА: Это же фильм про любовь.

И. ДЫГАЛО: Вот, золотые слова.

М. КАЛАТОЗОВ: ...три сцены морского боя. Это кино про тех людей, которые воевали в море и жили на берегу. На самом деле можно даже так сказать: они жили в море и приходили на какое-то время на берег. Потому что я почти уверен, иногда у командиров подводных лодок, да и кораблей надводных тоже, немножко меняется ориентир в смысле того, где дом — он на берегу или в море.

О. ОРЕХОВА: То есть вы говорите сейчас о том, что жизнь, она там, под водой.

М. КАЛАТОЗОВ: Да, да, жизнь, за которую они отвечают, где они ответственны, где они точно знают, что делать, это там.

Д. БУРМИСТРОВ: Когда корабль становится своим родным домом.

М. КАЛАТОЗОВ: И на берегу они немножко растеряны, и живут на берегу со своими слабостями, со своими неудачами, успешными какими-то поступками, и так далее, но жизнь их настоящая, за которую они отвечают, она там.

И. ДЫГАЛО: У них нет времени для адаптации. Михаил, скажи, пожалуйста, Гостюхин в фильме совершенно органично смотрится как командир бригады, изумительный командир соединения. А расскажи секрет, как ты заполучил финскую актрису?

Д. БУРМИСТРОВ: О любви.

М. КАЛАТОЗОВ: О, это, кстати, достижение Сергея Фикса, сопродюсера со стороны телеканала «Россия». Он вообще всех знает. Всех актеров в Финляндии и актрис, вообще по всему миру, всех, все имена, все фамилии и как найти. Вот так через Сергея Фикса мы нашли нашу дорогую Ирен Беркланд, которая на самом деле по национальности шведка, по гражданству финка, а живет в Лос-Анджелесе.

Д. БУРМИСТРОВ: Все равно скандинавский менталитет. И, конечно, Лиза изумительная.

М. КАЛАТОЗОВ: Лиза, просто замечательная девочка. Я думаю, что у нее все будет в этой жизни хорошо. Во всяком случае для этого есть все предпосылки. И это было просто замечательно — с ней работать.

И. ДЫГАЛО: А Сухорукову мы отдельно пожмем руку.

М. КАЛАТОЗОВ: Да, я как раз вчера с ним разговаривал и сказал ему, что все отмечают его работу, вот слова Игоря — подтверждение, он очень волновался, нервничал во время съемок.

О. ОРЕХОВА: Он там акустика играл.

М. КАЛАТОЗОВ: Он там играет акустика, который бывший музыкант и у него есть... Ну, увидите в кино, в общем.

И. ДЫГАЛО: Да, смотрите фильм.

О. ОРЕХОВА: Нет, мне кажется, об этом можно сказать. Он, чтобы практиковаться, делает себе инструмент из картона и практикуется...

М. КАЛАТОЗОВ: Не из картона, а на доске такой у него нарисована клавиатура.

О. ОРЕХОВА: Давайте еще послушаем звонки. 203-19-22. Добрый вечер, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня звать Иван.

О. ОРЕХОВА: Мы рады, Иван.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я бы все-таки хотел не согласиться с коллегами. Дело в том, что 19-я статья Конституции Российской Федерации предусматривает приоритет норм международного права над национальным, и в 97-м году Россия ратифицировала Конвенцию по морскому праву.

И. ДЫГАЛО: Это в отношении Норвегии, о траулере, правильно?

О. ОРЕХОВА: Я понимаю, да. Вы сказали «с коллегами», вы чем занимаетесь, Иван?

СЛУШАТЕЛЬ: Репутации страны нанесен очень серьезный ущерб, потому что мы ратифицировали эту Конвенцию, мы должны ее исполнять, и коли уж попались...

И. ДЫГАЛО: Иван, я вас поддерживаю в том, что вы говорите, что международное право — это святая святых. Вот пускай разберутся соответствующие органы. Вы правильно все говорите. Насчет ущерба мы не готовы говорить, а насчет того, что международное морское право необходимо соблюдать, вы сказали правильные, совершенно верные слова. Спасибо.

О. ОРЕХОВА: Добрый вечер, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья из Москвы. Замечательно, что вы пришли к этой теме. Но не хотели ли вы придти к Валентину Пикулю? Ведь он очень много писал об этом. И «Три возраста Окини-сан», например, поставить фильм было бы здорово.

И. ДЫГАЛО: Наталья, это наша мечта, мы постоянно обсуждаем, как экранизировать.

М. КАЛАТОЗОВ: Недавно был сделан фильм по Валентину Пикулю, правда, это был телевизионный сериал, по «Каравану PQ-17», лендлизовские дела, это раз. Во-вторых, я не готов сейчас говорит о том, придем мы к Пикулю или нет, просто я когда смотрю сейчас на это кино, независимо от того, кому оно понравится, кому не понравится, я не собираюсь его оценивать, как кино, хотя я думаю, что это очень хорошее кино, сейчас смотрю и такое чувство внутренней гордости все-таки меня посещает, потому что очень часто были моменты, когда я думал, ну, не выдюжим, не выдержим, не доведем его до конца. Но довели. Мы это сделали.

О. ОРЕХОВА: И спасибо вам большое. Михаил Калатозов, продюсер фильма «Первый после Бога», своих коллег Игоря Дыгало и Дмитрия Бурмистрова также благодарю, Николай Котов, он тоже.

И. ДЫГАЛО: Отдельное подводное спасибо.

О. ОРЕХОВА: Вела программу Ольга Орехова. У нас еще есть время на то, чтобы послушать саундтрек из этого фильма. Сергей Галанин исполняет песню...

И. ДЫГАЛО: ..."Холодное море молчит" к вашему вниманию. Это первое премьерное...

М. КАЛАТОЗОВ: ...это из кинофильма «Первый после Бога»...

Д. БУРМИСТРОВ: ...смотрите на экранах страны...

М. КАЛАТОЗОВ: ...с 3 ноября.

О. ОРЕХОВА: А мы прощаемся до следующего четверга.

 

 

http://echo.msk.ru/programs/flag/39421/